29.10.2019. АПИ — Содержащиеся в устных переговорах сведения о готовящихся преступлениях не образуют охраняемую законом тайну. К такому выводу пришел Конституционный суд России.

Действующий федеральный закон предусматривает проведение оперативно-разыскных мероприятий в форме «наблюдения». Оно предполагает как слежку, так и использование фото-, видеоаппаратуры, средств аудиозаписи и аппаратного слухового контроля разговоров наблюдаемых. Причем применение таких методов подзаконными актами, в том числе ведомственными нормативами самих правоохранительных органов, не регулируется.

Жалобу в Конституционный суд России подал осужденный Сергей Наплавков, отбывающий наказание в исправительной колонии. С целью предупреждения побегов правоохранительные органы организовали негласную запись его устных разговоров с другими заключенными. Районный суд признал такие действия правомерными. Тогда как, по мнению самого осужденного, «прослушка» ограничивала право неопределенного круга лиц на тайну, содержащуюся в их устных переговорах между собой, а потому могла проводиться только на основании судебного решения. Ведь Конституция России гарантирует тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений.

Рассматривая обращение Сергея Наплавкова, служители Фемиды напомнили об ограничениях прав находящихся в исправительных учреждениях. В частности, согласно действующем Уголовно-исполнительному кодексу РФ, администрация колоний вправе использовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства надзора и контроля для предупреждения побегов и других преступлений при условии письменного уведомления об этом заключенных. «Это обусловлено режимом содержания таких лиц в исправительных учреждениях, его основными целями, включая охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, и что преследует конституционно значимые цели», – отмечается в определении.

В то же время суд пришел к выводу, что даже в отношении «свободных людей» сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении, в том числе содержащиеся в устных переговорах, не образуют охраняемую законом тайну, для доступа к которой требуется судебное решение. «Применение технических средств фиксации наблюдаемых событий также само по себе не предопределяет необходимость вынесения о том специального судебного решения, которое признается обязательным условием для проведения отдельных оперативно-разыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина», – заключил Конституционный суд России, отказывая в принятии жалобы Сергея Наплавкова к рассмотрению.

Отметим, что согласно ранее вынесенным определениям высшей инстанции, наблюдение не предполагает запись осуществляемых подконтрольным лицом телефонных разговоров. Равно как само по себе использование или неиспользование при проведении оперативно-разыскных мероприятий технических и иных средств, по мнению служителей Фемиды, не может расцениваться как ограничение конституционных прав граждан.

Справка

По данным портала «Судебная статистика РФ», в 2018 году было заявлено 732,4 тысячи ходатайств о проведении оперативно-разыскных мероприятий, в том числе ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки и переговоров, неприкосновенность жилища, получение справок по банковским счетам и так далее, 729,2 тысячи (99,6 процента) суды сочли обоснованными.

Источник: Агентство правовой информации

Важное

Последние новости НСБ

Последние новости НБ