IMG 6194

Оружие должно стать свободным. Но не для всех!

Когда оружие станет привилегией, а не источником проблем с законом? Насколько высока была оружейная культура до революции? Когда и зачем гражданское оружие запретили? Для кого оружие должно стать свободным, а для кого нет?

 

Интервью с журналистом, политологом Игорем Сергеевичем Ильиным:

Всегда ли существовала эта проблема: кому можно иметь оружие, а кому не разрешается? Или это продукт только нашей истории? И эта дилемма характерна только для наших российских условий?

– На протяжении тысячелетий владение оружием было неотъемлемым правом свободного и правоспособного человека. В античных полисах все свободные граждане владели оружием, и только рабы – нет. На Руси право принимать участие в вече имели лишь люди, носившие оружие. А в наши дни, например, в Швейцарии, у каждого взрослого мужчины дома хранится целый арсенал оружия – на всякий случай.

А у нас до революции 1917 года как обстояло с этим дело?

– До революции в Российской империи право каждого психически здорового человека на оружие и самооборону с применением оружия было неоспоримо. Гражданское оружие, включая охотничьи ружья и револьверы, находились в свободной продаже. Регламентировались только зоны, где без специального разрешения нельзя было появляться с оружием. Власть рассматривала вооруженное население как свою опору, а не как угрозу. Ограничения вводились лишь в исключительных случаях.

– Вот что писал в 1897 году о праве рядовых граждан на приобретение, хранение и использование гражданских видов оружия в «Очерке науки полицейского права» профессор Императорского Московского университета Тарасов: «Невзирая на несомненную опасность от неосторожного, неумелого и злоумышленного пользования оружием, запрещение иметь оружие никоим образом не может быть общим правилом, а лишь исключением, имеющим место тогда, когда: 1. волнения, возмущения или восстания дают основательный повод опасаться, что оружием воспользуются для опасных преступных целей; 2. особые положение или состояние тех лиц, например, малолетних и несовершеннолетних, сумасшедших, враждебных или враждующих племен и т.п., которые дают повод к такому опасению; 3. прошлые факты неосторожного или злонамеренного пользования оружием, констатированные судом или иным способом, указали на целесообразность отобрания оружия у данных лиц». Поэтому неверно утверждать, будто у России нет оружейной культуры. Культура владения огнестрельным оружием у России есть, но мы ее несколько подзабыли.

А с каких пор в России запрещено огнестрельное оружие для населения?

– Владеть оружием в нашей стране запретили декретом Совета народных комиссаров от 10 декабря 1918 года о сдаче оружия. С тех пор гражданским лицам стало возможно владеть только ружьями и только по охотничьему билету. Советская власть рассматривала вооруженное население как угрозу, а не как опору.

Но сейчас у нас в стране совсем другая ситуация. Какова позиция нынешнего руководства в отношении владения оружием гражданскими лицами?

– Я бы не сказал, что ситуация в этом вопросе изменилась. Сегодня мы имеем государство, создающее всевозможные запреты для владения оружием, что делает законопослушных граждан уязвимыми перед лицом организованной преступности. Но что самое парадоксальное, правовая система сегодня запрещает обороняться. И это не преувеличение. Правоохранительная система защищает права нападающего преступника, ставя его жизнь и здоровье в один ряд с жизнью и здоровьем добропорядочного гражданина, на которого напали. Я не буду голословным и приведу пример Ивана Мамонова, который, защищая свою семью в собственной квартире от пьяного дебошира, ударил его травматическим пистолетом по голове и тем самым в глазах нашего правосудия из пострадавшего в одно мгновенье превратился в подозреваемого по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с использованием оружия» (до 7 лет).

А как отнеслась к такому судебному решению российская общественность? Неужели никого не тронул за живое случай с Иваном Мамоновым?

– Наше общество настроено неоднозначно по поводу использования оружия в целях самообороны. Но общественный резонанс нередко становится последним инструментом защиты собственной чести и свободы. Правда, люди, прибегающие к самообороне, недооценивают этот фактор. А ведь сегодня важно владеть не только оружием, но и уметь пользоваться базовыми медиа-технологиями. Как, например, тот же Иван Мамонов, который записал всего один-единственный ролик на видеокамеру и, выложив его в сеть, сумел привлечь к своей проблеме множество СМИ. В том числе и я сделал подробный репортаж о его случае на телеканале «Царьград». Только благодаря этому Мамонов остается на свободе, а его дело повисло в воздухе.

Вероятно, поддержка общественности очень важна, но всё же какие первые шаги, по вашему мнению, нужно сделать, чтобы у нас в стране произошел перелом и коренным образом изменилось отношение к оружию в руках простого гражданина, чтобы стало, скажем, так, как в Швейцарии?

– Конечно, нельзя в одночасье предоставить всем желающим владеть оружием. Нужна предварительная работа. Прежде чем говорить об использовании оружия для самообороны, необходимо добиваться открытости и прозрачности работы российского правосудия. Судебная система должна защищать право внятно, ясно и открыто, а не вершить произвол, запутывая все в документе, невразумительном и написанном со всем блеском изощренного крючкотвора. Самое главное, без чего невозможна справедливая судебная система, это прямая ответственность судей за нарушение процедуры, использование сфабрикованных материалов и произвол. Вы слышали когда-нибудь о том, как судей увольняют или наказывают за судебный произвол? Я лично не слышал никогда. Зато я регулярно наблюдаю примеры очередного судебного произвола.

А если говорить, хотя бы и предположительно, о будущей процедуре выдачи разрешения на владение оружием, то, как вам она видится на практике?

– По моему мнению, процесс приобретения и владения оружием для ряда категорий граждан необходимо максимально упростить. Оружие не должно быть для владельца источником проблем с законом. Вместе с тем я не думаю, что в наше время оружие должно быть доступно любому желающему, даже если он психически здоров и старше 18 лет. Свободное ношение оружия должно быть разрешено только тем, кому есть, кого защищать и что терять, и тем, кто заслужил почетное право им владеть. Важно, чтобы владелец оружия был психологически зрелым человеком, имеющим хорошую репутацию, а не инфантильным недоумком, для которого ствол на поясе будет единственным способом самоутверждения. Недавняя трагедия, когда Рамиль Шамсутдинов расстрелял восемь сослуживцев с добиванием в голову показывает, к чему может привести оружие в руках незрелой, безответственной и закомплексованной личности. Если, конечно, это не был замаскированный теракт.

Но есть же и достойные люди, которые могли бы, имея оружие, дать отпор любому отребью, угрожающему ножом или даже пистолетом?

– Вот тут вы правы. Другая трагедия показывает, насколько спасительным может быть оружие в руках достойного человека, который его заслужил. Никита Белянкин, ефрейтор ГРУ, ветеран КТО в Сирии остановил озверевшую толпу приезжих, убивающую двоих молодых людей на его глазах, но сам погиб от удара ножом в сердце. Если бы у него был не травматический, а боевой пистолет, он смог бы спасти не только незнакомых парней, но и самого себя, а по камерам видеонаблюдения можно было бы установить законность необходимой обороны.

Кому бы вы предоставили право на владение оружием в первую очередь?

– В ряду предлагаемых приоритетных категорий на свободное приобретение и ношение оружия я особо выделил бы женатых мужчин старше 25 лет, проживающих в регионе более 3 лет. Такие люди уже не являются частыми посетителями ночных клубов, где происходят регулярные разборки; такие люди должны быть в состоянии защитить свою семью от злоумышленников, особенно там, где нет опорного пункта полиции. При этом семьянин дважды подумает, прежде чем нарушить закон, поскольку этим он подставит свою жену и детей. Это лишь одна предложенная мной категория из целого ряда других, которые также можно предложить и обосновать. Я предлагаю не готовое решение, а дискуссию в этом направлении. Мне совершенно очевидно, что оружие должно стать доступнее, но не для всех.

А как вы представляете дальнейший процесс, уже после того, когда, положим, право на владение и ношение оружие будет предоставлено первой, приоритетной группе?

– Этот процесс должен идти параллельно с повышением оружейной культуры среди населения и, может быть, после принятия целевой государственной программы, вместе с проведением широкой рекламы в обществе и популяризацией законного владения оружием. Думаю, положительную роль мог бы сыграть институт попечительства. К примеру, человек, в приоритетном порядке получающий оружие и право на его ношение, представляет две или три подписи от других владельцев оружия, рекомендующих его и ручающихся за него. В этом случае появится дополнительный фильтр, отсеивающий ненадежных и психологически неустойчивых лиц, а кроме того, новый владелец оружия, применив его в какой-то ситуации, не останется один на один перед российским правосудием, поскольку в доказательстве его невиновности будут заинтересованы и другие люди. Также я бы предложил создать отдельный орган или комиссию, которая будет рассматривать все случаи применения зарегистрированного оружия в открытом суде присяжных.

Беседу вела: Маркелова Марина

Важное

Последние новости НСБ

Последние новости НБ