Житель Уральска рассказал, что его отец, узнав о нетрадиционной сексуальной ориентации сына, решил, что он болен, сообщает NUR.KZ.

Историю двух молодых людей опубликовал сайт Kok.team. По словам Б., со своим парнем А. он познакомился в интернете, написав ему первым. Сначала общение не задалось, но через некоторое время парни даже встретились в кафе, сходили в кино. Потом пара стала общаться, созваниваться, гулять, а в итоге Б. остался ночевать у друга. А. на тот момент еще переживал расставание с бывшим парнем.

По словам А., его родные знают, что парень - гей. Об этом они узнали, когда ему было 15 и списали все на переходный возраст, но увидев со временем, что ничего не меняется, приняли юношу таким, какой он есть, и сейчас относятся к его ориентации нормально.

Б. же рассказывает, что родители узнали о его ориентации недавно, когда он признался сестренке, что хочет развестись с женой, так как не может больше скрываться. О разговоре узнал муж сестры, а потом они оба решили рассказать правду маме и жене Б.

Парень объясняет своего семейное положение - родители постоянно твердили, что пора жениться и завести детей, фактически вынудив сына вступить в брак. Однако после свадьбы он понял, что совершил ошибку.

После того, как родные, кроме отца, узнали о том, что Б. - гей, они перестали с ним общаться. Когда он отправил маме сообщение с признанием в своей ориентации и любви к А., то мама, разозлившись, показала отцу сообщение. Тот приехал к сыну и избил его, говорит Б., да так, что у парня случился приступ эпилепсии и обморок. Ему вызвали скорую.

По словам Б., отец нанес ему травму головы, его положили в отделение нейрохирургии, однако заявлять в полицию парень не стал. Он связался с А. и на следующий день сбежал из больницы в другой город. Родители искали сына, писали сообщения, как говорит Б. - с угрозами запереть его в психбольнице или даже нанять киллеров, уверяет Б.

Однако молодой человек решил сбежать в другой город или страну, а для этого ему нужны были документы, которые остались дома. Он обратился в ЦОН, чтобы восстановить их, что успешно и сделал. Но когда сотрудница ЦОНа попросила его приехать снова якобы подписать документы, там оказались родители и жена Б., а также, говорит он, полицейский и "нанятый отцом бандит".

Б. посадили в машину и увезли домой. Семья стала жить вместе, при этом не разговаривая, а когда Б. заявил, что хочет развестись, ему поставили условие - жить он может с А., но сохранять видимость семьи с женой обязан. Б. поверил родным, но отметил, что родители стали следить за ним, потребовали перевести на их счет все его деньги. А. говорит, что в это время ему стали поступать угрозы, так как отец его возлюбленного смог собрать информацию о парне благодаря частному детективу.

Однажды Б. понял, что родители что-то задумали, предупредил А., чтобы тот убежал из квартиры, после чего пара на такси уехала в другой город, где удалось прожить около недели, после чего родители попросили Б. вернуться и передать им права на машину и бизнес. Тогда молодые люди вместе приехали в Уральск, встретились с родителями Б. у нотариуса, те, в свою очередь передали сыну его вещи и сообщили, что решили по совету психолога принять сына.

Несмотря на это А. рассказывает о постоянных нападках со стороны матери Б. - она обвиняла парня в том, что он родился в другой стране, хотя является этническим казахом, что встречается с Б. ради денег, хотя А. уверяет, что сам содержал своего друга, так как родители лишили его средств, а потом женщина заявила о том, что у нее рак и ей нужно внимание сына.

Тогда пара решила разъехаться по домам, а Б. увезли в Москву якобы сопровождать мать на медицинском обследовании. Однако там парня вынудили... пройти обследование головного мозга, считая, что у него гидроцефалия, из-за которой он стал гомосексуальным. Родители даже требовали сделать ему операцию.

Узнав об обмане, А. купил своему другу билет и снял квартиру. Когда Б. вернулся и пошел поговорить с женой о разводе, дядя и отец заперли его в квартире, угрожая убить А., если Б. сбежит, рассказывают молодые люди.

Также родители планировали увезти Б. к мулле, а потом в Корею на лечение. В итоге Б. удалось убежать и он пришел на съемную квартиру к А., но и там его нашли - утром кто-то сначала пытался открыть дверь своим ключом, а потом стал стучать и требовать открыть, представляясь полицией.

Парни вызвали участкового и только тогда открыли дверь. Полицейские сказали, что родители Б. подали его в розыск и ему нужно поехать в отделение, где парням устроили что-то вроде очной ставки. Родители Б. заявили, что их сын недееспособен, а А., в свою очередь, сообщил, что их сын ВИЧ-инфицирован и "ему нужно принимать лекарства".

А. уверяет, что отец Б. ударил его, когда парень пригрозил обратиться в СМИ. Тогда оба молодых человека написали заявление на отца Б. и ушли. Во дворе парней ждал друг, который показал на другую машину, где сидел мужчина, который промышлял тем, что избивал людей по заказу, говорит Б. Машина поехала следом за молодыми людьми, а когда А. и Б. вышли из больницы, где снимали побои, то увидели родителей и еще нескольких человек, которые схватили Б.

Его увезли в арендованный дом в пригороде, а когда вернули домой, то оказалось, что там ждет мулла. Он прочитал молитву и сказал, что "джиннов нет". Потом молодого мужчину повели к психологу, который тоже сказал, что гомосексуальность - не болезнь и родители должны принять сына.

Тогда Б. решил поговорить с родителями, он объяснил, что не изменится, что разведется с женой. На что они ответили, что готовы отпустить сына, но хотят сделать операцию на головном мозге, чтобы не беспокоиться о его здоровье, что в итоге и сделали, говорит Б. А потом... заговорили об ЭКО для жены Б.

Связь со своим возлюбленным Б. поддерживал через телефоны медсестер, а когда А. приехал к нему, то сбежал из больницы. Б. уверяет - когда он вернулся в палату, его ждали родители и наемник с пистолетом. От него потребовали, чтобы Б. вернулся в родной город на пару месяцев, иначе "отец наймет людей, которые за деньги способны на все".

Тем не менее, Б. решил не возвращаться домой. Сейчас пара скрывается в шелтере, общается только с правозащитниками и СМИ.